Стихи о науке — подборка стихотворений о знаниях, учебе и образовании

Амелин Владислав — Полюби науку эту

Биология наука о Земной всей красоте… 
О букашках, насекомых о лесах всех на Земле… 
То наука о прекрасном, что нам Бог всем подарил… 
Ведь не зря он всю Планету, красотою наделил… 
Присмотритесь вы поближе к мотыльку и муравью… 
К тому деревцу я вижу, как оно растёт в лесу… 
Фауну сейчас и Флору сбережёт наука та… 
Биология наука, как тот зонтик от дождя… 
Сохранит и приумножит всё живое на Земле… 
Всё изучит и поможет выжить в не простой борьбе… 
Ведь законы всей Вселенной не отменишь, не сотрёшь… 
Выживает там сильнейший, если слабый то умрешь… 
Человек ведь царь природы и порой он не поймёт… 
Если сгубит всё живое, то и сам потом умрёт… 
Потому не спит наука Биология сейчас… 
Не смыкая глаз ночами, защищает нас от нас… 
Полюби науку эту, всё живое на Земле… 
Посмотри на лес и небо, честь отдай той красоте… 
Чтоб цвела и расцветала в млечном космосе большом… 
Наша дивная Планета, наш с тобою отчий дом.

Рыжкова Татьяна — Ода науке

Тебя наука прославляю,
Тебе я оду посвящаю.
Ты словно свет в окнах домов —
Заслуга долгих лет трудов!

Ты покоряешь новые просторы,
Всему ты стержень и опора.
Наука! Честь тебе мы отдаем,
И песнь хвалебную поем.

Наука это мир открытий и познанья,
В котором мудрость, точность и признанье.
Наука вам всегда протянет руку,
Как верному и преданному другу!

Я не устану долго повторять,
Что только ты способна жажду к знаньям утолять.
Мы продолжаем свой к науке путь,
С которого нам больше е свернуть!

Я не поэт, но я стихи слагаю,
Тебе, наука, оду посвящаю.
А значит, будешь жить ты вечно —
Твоя дорога — бесконечна!!!

Владимир Высоцкий — Жил-был учитель

Жил-был
учитель скромный Кокильон.
Любил
наукой баловаться он.

Земной поклон за то, что он
Был в химию влюблён,
И по ночам над чем-то там
Химичил Кокильон.

Но, мученик науки гоним и обездолен,
Всегда в глазах толпы он — алхимик-шарлатан, —
И из любимой школы в два счёта был уволен,
Верней, в три шеи выгнан непонятый титан.

Титан
лабораторию держал
И там
творил и мыслил, и дерзал.

За просто так, не за мильон,
В двухсуточный бульон
Швырнуть сумел всё, что имел,
Великий Кокильон.

Да мы бы забросали каменьями Ньютона,
Мы б за такое дело измазали в смоле!
Но случай не дозволил плевать на Кокильона, —
Однажды в адской смеси заквасилось желе.

Бульон
изобретателя потряс, —
Был он —
ничто: не жидкость и не газ.

И был смущён и потрясён,
И даже удивлён.
«Эге! Ха-ха! О эврика!» —
Воскликнул Кокильон.

Три дня он развлекался игрой на пианино,
На самом дне в сухом вине он истину искал…
Вдруг произнёс он внятно: «Какая чертовщина!..» —
И твёрдою походкою он к дому зашагал.

Он днём
был склонен к мыслям и мечтам,
Но в нём
кипели страсти по ночам.

И вот, на поиск устремлён,
Мечтой испепелён,
В один момент в эксперимент
Включился Кокильон.

Душа его просила, и плоть его хотела
До истины добраться, до цели и до дна, —
Проверить состоянье таинственного тела,
Узнать, что он такое: оно или она?

Но был
и в этом опыте изъян —
Забыл
фанатик намертво про кран.

В погоне за открытьем он
Был слишком воспалён —
И вдруг нажал ошибочно
На крантик Кокильон.

И закричал, безумный: «Да это же коллоид!
Не жидкость это, братцы, — коллоидальный газ!»
Вот так, блеснув в науке, как в небе астероид,
Взорвался — и в шипенье безвременно угас.

И вот —
так в этом газе он лежит,
Народ
его открытьем дорожит.

Но он не мёртв — он усыплен, —
Разбужен будет он
Через века. Дремли пока,
Великий Кокильон!

А мы, склонив колени, глядим благоговейно.
Таких, как он, немного — четыре на мильон!
Возьмем Ньютона, Бора и старика Эйнштейна,
Вот три великих мужа, — четвёртый — Кокильон!

Безмолвные близнецы

Близнецы Джун и Дженнифер Гиббонс родились в Уэльсе в 60-х годах и не общались с другими людьми, разговаривая только друг с другом и иногда так, что это было непонятно всем остальным.

История стала еще боле странной, когда близнецы выросли и попали в психиатрическую больницу. У них была договоренность, что если одна из них умрет, другая должна начать разговаривать с остальными людьми. Вскоре Дженнифер внезапно скончалась от острого миокардита, но врачи не смогли обнаружить признаков яда или лекарств в ее организме, и ее смерть остается загадкой. 

После смерти Джун, как и договорились, начала общаться с другими.

Загадки про алюминий

Шпаты, глины, мусковит,
Какой металл объединит?
(Алюминий)
Из глины я обыкновенной,
Но я на редкость современный.
Я не боюсь электротока,
Бесстрашна в воздухе лечу,
Служу на кухне я без срока,
Мне все задачи по плечу,
Горжусь свои я именем, Зовусь я ……
(Алюминием)
Он яркой звездой загорится,
Белый и легкий металл,
В тринадцатой клетке таблицы
Почетное место занял.
Для легкости в сплавы дается,
Мощь самолета создал.
Тягуч и пластичен, отлично куется
Серебряный это металл.
В составе багровых рубинов,
В сапфировой силе огней,
В серой обыденной глине,
В виде наждачных камней.
(Алюминий)
В технике сплавов нашёл применение
Как стойкий и лёгкий металл
И наконец, в самолётостроении
Важное место занял.
(Алюминий)
Я – металл незаменимый,
Очень летчиком любимый,
Легкий, электропроводный,
А характер – переходный.
(Алюминий)
Я – металл серебристый и легкий.
Я зовусь ”самолетный металл”.
И покрыт я оксидною пленкой,
Чтоб меня кислород не достал.
(Алюминий)
Элемент третьей группы
Прекрасный металл.
Он крылатый, серебристый, но не кристалл,
Образует оксид амфотерный и ток.
С ним галлий и индий не одинок.
(Алюминий)

Михаил Ломоносов — Богиня, дщерь божеств, науки основавших

Богиня, дщерь божеств, науки основавших
И приращенье их тебе в наследство давших,
Ты шествуешь по их божественным стопам,
Распростираючи щедроты светлость нам.
Мы, признаваясь, что едва того достойны,

Остались бы всегда в трудах своих спокойны;
Но только к славе сей того недостает,
Чтоб милость к нам твою увидел ясно свет.
Дабы признали все народы и языки,
Коль мирные твои дела в войну велики.

Дабы украшенный твоей рукой Парнас
Любителей наук призвать возвысил глас
И, славным именем гремя Елисаветы,
При лике их расторг завистников наветы.
Теперь Германия войной возмущена,

Рыдания, и слез, и ужаса полна;
За собственных сынов с парнасскими цветами
Питает сопостат с кровавыми мечами.
Любитель тишины, собор драгих наук,
Защиты крепкия от бранных ищет рук.

О коль велики им отрады и утехи:
Восследуют и нам в учениях успехи
И славной слух, когда твой университет
О имени твоем под солнцем процветет,
Тобою данными красуясь вечно правы

Для истинной красы Российския державы.
И юношество к нам отвсюду притекут
К наукам прилагать в Петрове граде труд.
Петрова ревность к ним, любовь Екатерины,
И щедрости твои воздвигнут здесь Афины.

Приемлемые в них учены пришлецы
Расширят о тебе в подсолнечной концы,
Коль милосерда ты, коль счастлива Россия,
Что царствуют с тобой в ней времена златыя!
Рушитель знания, свирепой брани звук

Под скипетром твоим защитник стал наук,
Что выше мнения сквозь дым, сквозь прах восходят,
Их к удивлению, нас к радости приводят.
Мы соружим похвал тебе, Минерве, храм,
В приличность по твоим божественным делам;

В российски древности, в Натуры тайны вникнем
И тьмами уст твои достоинства воскликнем.
Коль счастлив оной день, коль счастлив буду я,
Когда я, середи российских муз стоя,
Благодеяние твое представлю ново.

Великостью его о как возвышу слово!
Тогда мой средственной в российской речи дар
В благодарении сугубой примет жар.
Когда внимания сей глас мой удостоишь
И искренних сердец желанья успокоишь,

Ты новы силы нам, богиня, подаришь,
Драгое Отчество сугубо просветишь.
Сие исполнится немногими чертами,
Когда рука твоя ущедрится над нами:
Для славы твоея, для общего плода,
Не могут милости быть рано никогда.

Д. Б. Купер

В 1971 году мужчина известный только по имени Д.Б. Купер сел на борт самолета Boeing 727-100 в Международном аэропорту Портленда. Рейс, который состоялся на День благодарения, направлялся в Сиэтл. Во время полета Купер передал стюардессе записку и сообщил, что у него бомба, потребовав $200 000 и четыре парашюта.

Рейс задержали на два часа, чтобы дать ФБР время собрать выкуп и парашюты.

Самолет приземлился в аэропорту Сиэтл-Такома, и, как только все требования Купера были выполнены, пассажиры были выпущены, кроме одной стюардессы. Купер приказал пилотам вновь взлететь и направиться к Мехико. По дороге он выпрыгнул и исчез.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Editor
Editor/ автор статьи

Давно интересуюсь темой. Мне нравится писать о том, в чём разбираюсь.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Поддержка для детей
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: